8 июля 2022 г.

Клин

Клин, дорога на Петербург – красивейшие места, хоть и сильно тронутые урбанизацией. То тут, то там поселки, деревни и деревеньки, а ещё города, рассыпанные вдоль старого шоссе на Петербург, сильно перегруженного транспортом и буквально задыхающегося, похожего на огромную артерию, прокачивающую индустриальную кровь. Трафик кошмарный! Но мы все-таки решились и поехали к Петру Ильичу Чайковскому в милый его сердцу подмосковный Клин.

Почему к Чайковскому? Почему в Клин? Все просто: хотелось увидеть своими глазами, как жил и творил, как отдыхал великий русский композитор, чьими произведениями восхищался великий русский писатель Лев Толстой. Музейщикам вообще свойственно «пощупать» руками эпоху, ощутить себя как бы внутри чужой биографии – и это чертовски интересно! Дом Чайковского нас не обманул.

Научный сотрудник Елена Калиновская так построила свой рассказ, что мы себя ощутили гостями усадьбы и будто ждали Петра Ильича, который вот-вот вернётся с продолжительной прогулки. Хотя чего греха таить – все знают, что Чайковский был по натуре мизантропом, жил замкнуто, одиноко. Но это одиночество было одиночеством творческого человека, гения музыкального искусства. Именно в одиночестве ему больше всего и радостнее было искать свою музыку и без конца творить.

Чайковский принадлежал к тем редким личностям, которые не ждут своей музы или вдохновения. Петр Ильич говорил, что работать нужно каждый день, а вдохновение – оно придёт, и тогда что-то путное и выйдет.

Вот слова гениального композитора: «Иногда вдохновение ускользает, не даётся. Но я считаю долгом для артиста никогда не поддаваться, ибо лень очень сильна в людях. Нет ничего хуже для артиста, как поддаваться ей. Ждать нельзя. Вдохновение – это такая гостья, которая не любит посещать ленивых».

Но вернёмся в дом Чайковского. Ухоженный, выкрашенный светло-серой и белой краской, он производит впечатление старинного коттеджа или охотничьего домика венценосных особ. В нём, окруженном заматеревшим парком, чувствуется умиротворение и покой. К слову, Чайковский не владел этим домом, он снял дом у мирового судьи Сахарова и провёл в нем два последних года жизни. Клин понравился Петру Ильичу не случайно. Город стоит на дороге, соединявшей Москву и Санкт-Петербург. А совсем рядом – железнодорожная станция, с которой всегда можно отправиться и в старую столицу, и в новую…

Композитор писал своему брату Анатолию Ильичу: «Я нанял дом в Клину для будущего жилья. Не знаю, помнишь ли ты, это дом Сахарова, большой, комфортабельный, по шоссе по направлению к Москве, уже за городом… Мне необходимо, я это чувствую, иметь жильё в деревне или, что то же, в Клину, дабы знать, что стоит захотеть – и покойный, тихий угол для работы у меня всегда готов. Кроме того, привычка к Клину играет тут большую роль. Из дома чудесный вид, и при нём сад весьма достаточный. Может быть, впоследствии я его и куплю».

После смерти П.И. Чайковского его младший брат Модест Ильич, известный в то время драматург, переводчик, решил в клинском доме устроить музей. И всё получилось, а помогали ему в этой трудной работе племянник композитора и верный многолетний слуга Петра Ильича – А.И. Софронов (Алёша), он же наследовал имущество Чайковского.

Потрясает библиотека композитора – книги и ноты. В коллекции книг Чайковского на русском и иностранных языках свыше двух тысяч томов по самым разным вопросам. Здесь Достоевский, Чехов, Лермонтов, Шекспир, Данте, Гейне, Гете, Флобер, Мопассан, сочинения Киплинга, Гамсуна, Мережковского, книги по философии, искусствознанию, психологии, логике и так далее, и так далее…

И конечно, видное место среди книг занимают толстовские сочинения.

Но кроме того, мы увидели в комнатах дома композитора произведения живописи, графики и эпистолярное наследие, многочисленные фотографии – в них не только жизнь Петра Ильича Чайковского, но целая эпоха, которая ушла, однако оставила о себе волнительные и чудесные воспоминания.

Когда бываешь в музее, где работают наши коллеги, невольно отмечаешь музейные находки и вроде бы мелочи, но они так украшают экспозицию. Например, мы не могли пройти в парке мимо «музыкальных скамеек». Что это за «звери»? Оказывается, даже из обычной скамьи можно устроить эстетически продуманный артефакт – сядешь на неё и услышишь фрагмент из «Лебединого озера», из опер Чайковского, из его симфонических произведений. Польза, красота и просвещение одновременно – нельзя не обрадоваться от неожиданности и по-доброму позавидовать коллегам.

А ещё мы открыли для себя одну особенность великого композитора: он был не только откровенный трудяга, но и эстет в лучшем смысле этого слова – его одежду, которая демонстрируется в комнатах дома композитора, отличает удивительное чувство стиля. Не моды, а именно стиля. И таким стильным, ни на кого не похожим, кажется, Петр Ильич Чайковский был и в музыке, и в повседневной своей жизни.

Завершим вполне определённой цитатой – словами Петра Ильича Чайковского. Два гения – литературы и музыки, встретившись однажды, были просто счастливы знакомству. Чайковский написал 23 декабря 1876 г. сестре А.И. Давыдовой: «Ha днях здесь провел несколько времени граф Л.Н. Толстой. Он у меня был несколько раз, провел два целых вечера. Я ужасно польщен и горд интересом, который ему внушаю, и с своей стороны вполне очарован его идеальной личностью».

Марина Воднева,
Андрей Данилов,
Светлана Максимова,
Светлана Овсянникова, старшие научные сотрудники ГМТ
Фото Веры Орловской