Тополя Толстого

06.07.2018 Музей-усадьба Л.Н. Толстого в Хамовниках (ГМТ)

Новости Толстовского сада

2.jpg

Тополя Толстого


Тополь – всем нам привычен. По весне листвой шелестит, сережки выпускает, но и «пылит» он, пух тополиный разлетается вокруг, читай семена тополя летят. И никуда от пуха не деться! Оттого и не недолюбливают его люди, а зря! Тополя очень полезные деревья и красивые к тому же. Растут они быстро и особого ухода не требуют. И в нашем мемориальном саду тоже есть тополя, целых четыре штуки. Посадили их давным-давно, они высоченные и статные. И, может, посадили именно из-за того, чтоб не хлопотно было за деревьями ухаживать.


Но это все версии, а вообще у Льва Толстого есть рассказ, который так и назван – «Старый тополь». В нём – печальный опыт писателя в деле помощи дереву: вырубить решил поросль. И что? Помощь обернулась «медвежьей услугой». Вот послушайте: «…Мне хотелось облегчить старый тополь, потому что я думал: все эти молодые деревья от него идут и из него тянут сок. Когда мы вырубали эти молодые топольки, мне иногда жалко становилось смотреть, как разрубали под землею их сочные коренья, как потом вчетвером мы тянули и не могли выдернуть надрубленный тополек. Он изо всех сил держался и не хотел умирать. Я подумал: видно, нужно им жить, если они так крепко держатся за жизнь. Но надо было рубить, и я рубил. Потом уже, когда было поздно, я узнал, что не надо было уничтожать их. Я думал, что отростки вытягивают сок из старого тополя, а вышло наоборот. Когда я рубил их, старый тополь уже умирал. Когда распустились листья, я увидал (он расходился на два сука), что один сук был голый; и в то же лето он засох. Он давно уже умирал и знал это и передал свою жизнь в отростки. От этого они так скоро разрослись, а я хотел его облегчить — и побил всех его детей».

Ну и мы стараемся, не благодаря рассказу, конечно, а следуя правилам ботаническим, не вредить почтенным великанам. Наоборот, за деревьями ухаживаем (возраст-то солидный!) и пытаемся продлить им жизнь.

Что же из себя представляют тополя? Почему их высаживают озеленители в городе? Ну, начнем с того, что они родственники ив. У них и семейство одно – ивовые. Быстрый рост – один из характерных признаков этой группы. И еще – это природные «насосы». В местах обводнённых, влажных тополя работают не хуже, чем кипарисы или те же ивы. Вдумайтесь: за вегетационный период 15-летний тополь способен испарить 82 м³ воды. А в городе тополь – это своеобычный фильтр: его липкие почки и молодая листва аккумулируют на поверхности вредные механические частицы, и пух тоже их аккумулирует. И еще тополя своими кронами способный уменьшать шумы и посторонние звуки. Согласитесь, для города это важные особенности деревьев.

Название латинское у тополя – populus – явно указывает на близость к народу. Дерево народное – не народное, а, по одному из объяснений, происхождение латинского названия вполне в духе народного схода: мол, выращивали тополя именно там, где люди собирались обсудить важные проблемы – возле площадей, больших открытых пространств.

Поспорить трудно, но действительно общественные места обсаживали тополиной порослью, из поросли вырастали могучие деревья. Знаю в Москве одно место – около метро «Дубровка». Есть там неподалёку трамвайная петля, и она обсажена именно тополями. Сейчас уже нет на Дубровке ни трамвайных диспетчеров, ни вагоновожатых, отмечающих маршрутные листы, и трамваи на петле не особо задерживаются. А вот тополя растут и украшают собой кусочек территории, близкий в Третьему транспортному кольцу. Получился зеленый оазис в центре Москвы.

И в нашем саду тополя украшают территорию усадьбы. Они стоят эдакими великанами, а ученые сказали бы, что это вертикали, которые «удерживают» равновесие природного ландшафта.

Тополей у нас три – два тополя белых, а один черный. Почему название такое – тоже загадка. Систематики только шуточками отделываются. У белого тополя чуть светлее кора, а чёрные – так совсем и не чёрные, а бурые, скорее. Это по осени, а весной и летом – они, как все собратья, с серо-зелёной корой и абсолютно зеленой кроной.

Считается, что обычно тополя живут до 60–80 лет, но нашим тополям уже за сотню, и они не думают сходить со сцены. Но прирост у них небольшой в этом возрасте. Быстро же тополя растут до 40—60 лет, а после все медленнее и медленнее… Можно прочесть в любой из энциклопедий, что лишь некоторые из тополей доживают до 120—150 лет, так вот, наши тополя именно в категорию этих «некоторых» и попали.

Черный тополь, которого можно назвать гордостью Толстовского мемориального сада – крупное дерево. Высота его почти 40 метров. А диаметр ствола – около метра. Кора у тополя чёрного в трещинах, буровато-серого цвета, а ветви — гладкие, серого или оливково-серого цвета.

В старину люди считали, что если что-то болит, то этим местом нужно прислониться к тополю либо положить на больное место тополиный брусок. А ещё тополю можно пожаловаться, если плохо на душе или кто-то обидел, при этом тополь нужно обнять руками и постоять так несколько минут. Тополь изгонит печаль и принесёт облегчение. Вот так, постепенно мы и подошли к легендам о тополях. Да, да, легенды не обошли стороной эти деревья. Как появился тополь и почему он такой высокий? Точнее… она.

На морском побережье в четырнадцати верстах от крымской Алушты жил рыбак-труженик с добродетельною женою. Их ветхая хижина всегда был открыта для путников, которые находили в ней приют и ночлег. А бедные вдовы и дети-сироты получали здесь не только пищу, но и утешение.

Что и говорить, добрая слава шла о рыбаке и его жене по всему Крыму. Но рядом с доброй шла и худая слава — об их родных дочерях.

Старшую дочь звали Тополиной. Она была некрасивой, маленького роста, на вид неуклюжа. А по характеру — злая-презлая. Чтобы досадить соседям, Тополина взбиралась на крыши, подслушивала чужие тайны, а потом пускала сплетни по всему побережью. Но всего ужасней было в ней то, что ненавидела Тополина родителей за свое уродство, проклинала их день и ночь.

Вторая дочь, Граната, помешалась на розовом цвете. Она упрекала отца и мать за то, что она не красавица и что у неё не розовые щечки. Вот если бы она была, как цветок розы, все прохожие останавливались бы и смотрели на неё с восхищением.

Что касается младшей, Кипарисы, то та была красива, к тому же с веселым нравом. Но под влиянием старших сестер тоже насмехалась над отцом и матерью. Мол, родили ее на свет божий не днем, а ночью, оттого она такая резвая и смешливая.
Тяжело было родителям слышать упреки детей. Но что поделаешь? Любовь родительская слепа да к тому же беспомощна. Старики молча терпели насмешки своих дочерей. И, чтобы избежать неприятностей, часто уходили в горы. Там они жили по нескольку дней.
Однажды, когда родители были дома, в хижину ворвались все три дочери. Разозленные каким-то уличным происшествием, они с кулаками набросились на отца и мать и начали избивать их. «Господи, — взмолились родители. — Есть ли силы, которые смогли бы защитить нас от наших же детей?!»

Не успели старики произнести эти слова, как раздался голос с неба:
— Тополина! Ты клянешь своих родителей за то, что родилась карлицей. Так стань же высоким деревом, которо е всегда будет без цветов и плодов. Ни одна птица, кроме ворон, не будет вить на тебе гнезда...
— Граната! Твое желание тоже сбудется. Ты станешь деревом с розовыми цветами, и все будут останавливаться и восхищаться ими. Но никто не наклонится, чтобы понюхать эти красивые цветы, потому что они будут без запаха. Плоды твои, ярко-красные в середине, не насытят никого и не утолят ничьей жажды, потому что они не будут созревать...
— Кипариса! Тебя постигнет участь твоих же сестер. Ты сетовала на свой веселый нрав? Так станешь растением красивым и печальным...

Перепутанные насмерть девушки бросились из хижины. За ними выбежали родители. Но детей своих они уже не увидели: во дворе выросли три дотоле неизвестных дерева. Одно взметнуло ввысь свои ветви, словно хотело стать выше и выше, другое стояло усыпанное розовыми цветами, а третье застыло в грустном молчании….

Такова легенда. Грустная и поучительная одновременно.

Но у нас в Хамовниках всё не так. Каждую весну вот уже много десятилетий тополя, раскрыв почки и выпустив сережки, устремляются к лазоревому небу и радуют глаз прекрасными очертаниями ветвей, мощью ствола, цветом пробуждающейся от зимней спячки коры. Ну а ворОны, наши, хамовнические, они точно гнездятся на тополях. И это прекрасно! Если хотя бы одной птице дерево предоставило дом и убежище, уже хорошо. А уж если дерево еще и насос естественный, и фильтр воздушный – так определенно цены ему нет! И значит, жизнь этого дерева удалась!

Вот такие они, тополя Толстовского сада, тополя Толстого.


Андрей Данилов,
старший научный сотрудник ГМТ

Возврат к списку