О смородине … в День Толстого

9 сентября 2017 г. Музей-усадьба Л.Н. Толстого в Хамовниках (ГМТ)

Новости Толстовского сада

голландская розовая2.jpg

9 сентября, как водится, все почитатели творчества Льва Толстого отметили очередную памятную годовщину – 189 лет со дня рождения писателя. В старинных Хамовниках, московской усадьбе Толстых, где они прожили долгие 19 зим, с самого утра по традиции шли последние приготовления к празднику, к приёму многочисленных гостей.


Художники, артисты, дети и взрослые, музейщики, окрестные жители и даже одна породистая собака – все ждали начала праздника.

Молодые художники с их преподавателями, почти школьники, впервые пришли на осенний пленэр в мемориальный сад Хамовников. Они придирчиво искали лучшие точки для того, чтобы запечатлеть в своих акварелях, в черно-белой графике, пастелях застывшую в сентябрьском чуть прохладном очаровании старинную усадьбу.

Артисты проверяли микрофоны, готовясь своим вокалом, шутками, играми, прибаутками веселить народ. А народ всё шел и шел под сень лип и клёнов мемориального сада, несмотря на то, что праздник в Хамовниках нынче совпал (так получилось!) с Днём Москвы. Мероприятий в городе было предостаточно, и самого разного толку! Но поклонников творчества Льва Толстого ничто не отвлекло от Хамовников, они все как один собрались у нас в усадьбе. Да и иностранцев было предостаточно, их поразили и закрутили игры и частушки народные. Они так лихо отплясывали под русские мелодии, что в вихре танца трудно было разглядеть, где наши, а где не наши…

DSC_7457.JPG
Хоровод из артистов и гостей усадьбы 

Однако в усадьбе никак не могли не отметить нынешний «Год экологии», объявленный в России. И хоть сам торжественный год перевалил уже давно свою половину, все-таки яичко ко Христову дню оказалось как нельзя кстати. Этим «яичком» стало мероприятие, благодаря которому коллекция растений в нашем мемориальном саду увеличилась на две единицы. Единицы – это для бухгалтерии и статистики. Для посетителей – это юные саженцы, которые через два-три года станут прекрасными растениями, украшающими живые фонды музея Льва Толстого.

В этом году решили обратить внимание на разные сорта смородины. Решили обратить, и что? Сад-то наш мемориальный, особо не разбежишься: какие кусты смородины росли у Толстых, такие надобно и высаживать в мемориальном саду.

Вспомним, что писали люди, которые были, жили, работали в усадьбе задолго до нас. Вот строки из книги Вениамина Фёдоровича Булгакова, о Хамовниках. Книга издана в 1928 году – в год столетия со дня рождения Толстого:«Кусты сирени, спиреи, смородины, крыжовника, жасмина и др. не представляет возможным сосчитать…»


DSC_7637.JPG
Куст смородины, высаженный в День рождения Льва Толстого

Уж о сортах вообще речи нет. Это и представляет главную загадку. Какие сорта? И есть ли они сейчас в реестре плодовых культур? Возможно, тех сортов старинного Толстовского сада конца 19 века и нет уже совсем. Возможно… Они могли остаться лишь на бумаге – русские и латинские названия в селекционных книгах, архивах, различных инструкциях и списках садовников да на гербарных листах. А реальных растений, которые можно «пощупать» руками, нет и в помине.

Такая тенденция, увы, прослеживается в садоводстве: у нас по сию пору не существует, «заповедника селекционной учёной мысли», то есть такой территории, где бы сохранялись исторические сорта плодовых деревьев или кустарников. Нам, теперешним, нужен план, вал, количество – чем больше, тем лучше! Невольно вспоминается старый советский фильм, где директор мехового магазина рассуждал о том, что «темнобрюхость», «темнолапость» лисиц, конечно, лучше для плана по продажам драгоценных шкурок. Вот и с яблоками-грушами, смородинами-малинами такая же ситуация: с современной точки зрения должны быть больше, крупнее, слаще…


DSC_7541.JPG
Андрей Данилов, старший научный сотрудник ГМТ,  привлек молодых художников к посадке смородиновых кустов

А что же делать нам, тем, кто хранит драгоценные мемориальные сады, редкие уже к 21 веку мемориальные деревья из 19-го, 18-го века и даже 17-го и 16-го века. В Толстовском саду осталось на сегодня всего восемь деревьев. Восемь тех, которые видели Толстого и его гостей, и он их видел. Некоторые были посажены при его жизни. Всех их нужно строжайше сохранять, поддерживать и продлевать им жизнь. Например, береза у сторожки в усадьбе себя уже «пережила». Больная, старая, но ведь живет! И плодоносит каждое лето! И сок даёт. Стало быть, всё её устраивает в Хамовниках или усадьба эта такая… особенная… Да кто ж это знает! Растёт дерево – и хорошо, пусть растет дольше!

Но вернемся в плодовый сад (кстати, в русском саду плодовый участок обязателен – не в пример садам европейско-американским). Тем мы и отличаемся от них.

Так вот, для нашего исторического садов мы постоянно ищем исторические сорта. Например, в Воронежской области нашлась яблоня сорта «Титовка расписная». Она росла у Толстых. Трудно было её обнаружить – вроде в каталогах такой сорт значится, а поди найди его, потрогай! Нет его в питомниках.


DSC_7639.JPG

В этом году мы решили не испытывать судьбу, а заняться более легкими изысканиями, авось повезет. У Толстых росли кусты смородины, сколько их было, какого сорта, об этом ни строчки. Смородина – и все! Булгаков же именно об этом и писал. Скорее всего, неважно это было для Льва Николаевича и Софьи Андреевны. Есть смородина – и прекрасно!

Так что мы танцевали фактически «от печки» – не от селекции, а от районирования. Какие сорта были во времена Толстого распространены в средней полосе России? Разные. Но вы помните, что сортов-то этих, старинных, сейчас поди поищи, можете и не найти.

Но нам повезло, мы всё сразу обнаружили. Когда-то, несколько лет назад мы посадили черную смородину сорта «Лия плодородная» – из Липецкой области. «Лия плодородная» – старинный сорт, она росла в России в толстовские времена. Саженец сейчас уже плодоносит и радует своими мощными ягодами. Хотелось ей в кампанию добавить какого-то иного цвета и вкуса: белого или красного, терпкого и кисло-сладкого. 9 сентября мы добавили и того, и другого.


версальская белая.jpg
Белая версальская смородина

Речь о двух сортах смородины – белой версальской и голландской розовой. Это тоже старинные сорта, выращиваемые в России до сих пор. И они очень популярны. И они могли быть у Толстых и расти вокруг Хамовников в других усадьбах и садах.

Чем же эти сорта знамениты? Короткая справка.

Смородина белая версальская – старейший сорт, выведена селекционером М. Бертеном во Франции в 1883 году. Он очень урожаен и морозостоек. А ягоды содержат непревзойденное количество витамина С — 61 мг на 100 граммов плодов.

С одного куста садоводы могут собрать до 4 кг ягод. Ягоды довольно большие, круглой формы, светло-желтого цвета, прозрачные. Мякоть сладко-кислая. Кусты вырастают средними по высоте до полутора метров, раскидистыми. Листья такой смородины большие.


голландская розовая 1.JPG
Голландская розовая смородина

А голландская розовая смородина – тоже западноевропейский сорт – выведена, как говорит название, в Голландии, но кто, как и когда (точная дата!) создал эти прекрасные кустарники, до сих пор неизвестно, нет никаких данных. Куст голландки среднерослый, со светло-зелеными некрупными листьями. Эта смородина довольно неприхотлива к условиям выращивания. Хорошо растет на солнце и в полутени. Сам куст не слишком раскидистый. Ягоды средние и крупные, весом до 1,1 г, а при хорошем уходе достигают до 2,5 г. Плоды бледно-розового цвета, ароматные и сладкие на вкус. Отметим, что розовая смородина всегда слаще красной.

И последнее. О смородинах вообще. Первое описание этого растения случилось еще в Средневековье, а первый рисунок смородины опубликовал в 1542 году в своей книге «отец ботаники» немец Леонард Фукс. Книгу издали в швейцарском городе Базеле. Тогда же начался бурный этап «одомашнивания» смородины. В 18 и 19 веках смородина из Западной Европы пришла и в Россию, а потом уже она «колонизировала» сады Сибири и пошла дальше…

Но географические изыски не так важны, важнее другое – смородина давным-давно стала любимейшей садовой ягодой. А теперь она даже украшает не только плодовые, но и дизайнерские ландшафтные сады. И это, видимо, не предел её возможностей.



Андрей Данилов,
старший научный сотрудник ГМТ

Возврат к списку