Кто в домике живет?

16.06.2017 Музей-усадьба Л.Н. Толстого в Хамовниках (ГМТ)

скворцы 1.jpg

Это давнишняя традиция – развешивать по осени или весной птичьи домики. А вообще-то развешивать их можете и зимой, и летом – кому когда вздумается! Только ждать обитателей будете все равно весной, когда основное население наших лесов прилетит с зимних дач. Но и местные, те, кто остаются зимовать, будут рады любой крыше над головой: в морозы-то страсть как холодно, а от ветра и низких температур укрыться поскорее никому не вредно.


Вот те же воробьи не пространства под стрехами домов занимают, не пустоты в стенах, а скворчиные гнездовья в холода осваивают – тем более там и гнезда оставлены пустыми: тепло! Но это происходит до тех пор, пока истинные хозяева не вернутся с зимних квартир. Хотя не смотрите, что воробей мал. Мал он да удал – такие баталии закатывает, диву даешься, и скворцы часто улетают несолоно хлебавши. Такие вот воробьи нынешние!

Воробьёв в средней полосе два вида – городской и полевой. Они в общем похожи, но полевой как-то посерее по окрасу. Гнездится воробей отдельными парами, а иногда и колониями, селясь непосредственно у жилья человека или вблизи его домов. На юге ареала нередко строит гнёзда в стороне от них — в древесных и кустарниковых насаждениях, в оврагах, по крутым глинистым обрывам по соседству с полями.

воробьи 2.jpg
Воробьи

Гнёзда устраивает в разнообразных местах — в щелях строений, в норах глинистых и меловых оврагов. И даже – не поверите ! – в стенках гнёзд таких крупных птиц, как цапля или аист.

Воробьи – известные однолюбы, как и лебеди, пара у них фактически на всю жизнь. Ученые отмечали в наблюдениях девяти- и одиннадцатилетних птиц. Но жизнь воробышка обычно гораздо короче: большинство не доживает и до 4-х лет. У нас, в Хамовниках, воробьи давным-давно освоили дуплянки, в них и живут!

А вот скворцы – у тех все сложнее. Прилетают они к нам ранней весной в конце марта. Прилетают они шумной стаей и несколько дней носятся по саду, облетая знакомые места. Или степенно так ступают, выискивая что-то им любопытное на газонах или под деревьями плодового сада. Потом утихают и начинают рассаживаться парами по веткам: наступает пора обзаводиться квартирами и выращивать птенцов.

Наши скворцы занимают те скворечники, в которых жили предыдущим летом, но они не всегда бывают свободными: то другие скворцы уже займут их, или, как мы чуть выше упоминали, воробьи поселятся. Но скворцы — птицы упорные, и если не всегда вступают в бой со своими сородичами — скворцами, то уж с воробьями церемониться не станут. Просунет скворец в леток (это такая круглая дырка, через которую скворцы влетают и вылетают из скворечника), ухватит воробья своим цепким клювом и выбросит из скворечника. Но бывает и наоборот – воробей в драку ринется, и скворец улетает ни с чем…

скворец.jpg
Скворец

Могут скворцы присмотреть себе и дуплянку. Это тоже такой птичий домик, но меньше скворечника. Для птицы все как будто хорошо: щелей нет, леток удобный. Одно может быть неудачным моментом: если мы поленимся и плохо закрепим дуплянку на стволе, будет проблема. Скворец ведь он как проверяет жилище – прыгнули птицы на него, учуял, что качается, и не будет дальше стараться освоить это жилище, попросту улетит искать новое.

Мимо другого домика скворцы попросту пролетают — очень низко привешен, а скворцы любят устраивать свои гнезда на высоте 8-10 метров от земли. Но теперешние наши хамовнические скворцы живут и на 5-метровой высоте, ничего, привыкли. А вот летки домиков должны все больше к югу разворачивать, так вернее, что птицы поселятся. С западным выходом из гнездовий, с восточным могут смириться и жить так, но северных выходов птицы не терпят!

Конечно, скворцы могут свить гнездо и в дуплах деревьев, но к тому времени, как они прилетают, почти все дупла уже заняты. Хотя в деревне я наблюдал, что прекрасно живут скворцы в дупле старой груши. А внизу – муравейник, но муравьи, видимо. Птицам особо не докучают. На нашем гектаре живут 3-4 скворчиные семьи. Все домики заняты были в этом году. Почему не 8 или не 15? Все зависит не от количества домиков, а от корма на территории сада и в окрестностях. Скворцы же не летают за червяками за десять километров, им их тут подавай! Вот и получается жесточайшая конкуренция, чужаков с территории своей выгоняют однозначно. Это еще мне сотрудники биофака МГУ говорили и предупреждали, чтобы увлекались количеством домиков на нашем гектаре.

соловей1.jpg
Соловей

И последнее – о соловьях. 19 мая 2017 года в хамовническом саду за окнами услышал знакомую трель. Объявились долгожданные соловьи. Теперь в саду стало, как в консерватории. Первые вокалисты заполнили все пространство. Но если почитать определения, ничего хорошего для природных этих самых вокалистов не обнаружите. Судите сами. Вот цитата:

 «СОЛОВЕЙ: Невзрачная птичка. Половой диморфизм не выражен. Спинная сторона оливково-бурая с более рыжеватым хвостом. Брюшная сторона тела беловатая, бока буровато-серые, на зобе пестрое серовато-охристое пятно. По размерам немного крупнее воробья: длина тела 160—190 мм, крыла около 90 мм, вес около 25 г. Гнездится обыкновенный соловей в странах Восточной Европы (за исключением ее северных районов), в центральных и южных районах Западной Сибири; зимует в южной половине тропической части Восточной Африки».

Но эта «незврачная птичка» буквально сто сот стоит! Она не только поёт, но и всяких вредителей для корма своим птенцам собирает. Помогает саду. Чаще всего добычей соловьям служат муравьи и жуки-долгоносики, листоеды, щелкуны, жужелицы, а также гусеницы и пауки. Осенью же птички эти в небольшом количестве едят ягоды и семена. Такой вот он наш соловей!

Пение этой птицы — это целая наука для знатоков голосов пернатых. В прежнее время, когда сильнее была развита «соловьиная охота», то есть выслушивание певцов в природе и содержание их в клетке, были замечательные знатоки соловьиного пения, разбиравшиеся во всех тонкостях различных строф (колен) и оттенков песни того или иного певца.

соловей2.jpg
Соловей

И. С. Тургенев в рассказе «О соловьях» словами простого птицелова-любителя очень метко и точно описал песню этого замечательного певца. «Соловьи у нас дрянные: поют дурно, понять ничего нельзя, все колена мешают, трещат, спешат. А то вот еще у них самая гадкая есть штука: сделают этак: “тру” и вдруг: “ви!” — этак взвизгнет, словно в воду окунется. Это самая гадкая штука. Плюнешь и пойдешь. Даже досадно станет. Хороший соловей должен петь разборчиво и не мешать колена. А колена вот какие бывают.

Первое: пульканье — этак — “пуль-пуль-пуль-пуль...”. Второе: клыканье — “клы-клы-клы”, как желна (дятел). Третье: дробь — выходит примерно, как по земле разом дробь рассыпать. Четвертое: раскат — “трррррр...” Пятое: пленьканье — почти понять можно: “плень-плень-пленъ...” Шестое: лешева дудка — этак протяжно: “го-го-го-го-го”, а там коротко: “ту!” Седьмое: кукушкин перелет — самое редкое колено. Кукушка, когда полетит, таким манером кричит. Сильный такой, звонкий свист. Восьмое: гусачек — “га-га-га-га...” У малоархангельских соловьев хорошо это колено выходит. Девятое: юлиная стукотня — как юла (есть птица, на жаворонка похожа) или как вот органчики бывают — этакий круглый свист: “фюиюи-юиюи...” Десятое: почин — этак: “тии-вить”, нежно, малиновкой. Это по-настоящему не колено, а соловьи обыкновенно так начинают. У хорошего нотного соловья еще вот как бывает: начнет “тиивить”, а там “тук”. Это оттолочкой называется. Потом опять — “тии-вить... тук-тук”. Два раза оттолочка и в полудара, этак лучше. В третий раз: “тии-вить”, да как рассыплет вдруг, сукин сын, дробью или раскатом — едва на ногах устоишь, обожжет. У хорошего соловья каждое колено длинно выходит, отчетливо, сильно; чем отчетливей, тем длинней. Дурной спешит: сделал колено, оттрубил, скорее другое — и смешался...»

Метко Иван Сергеевич описал знаменитого русского певуна, сочно!

Ну а нам остаётся только пригласить вас к нам в сад послушать пернатых вокалистов. Приходите, не пожалеете: в центре Москвы, мягкий тенистый сад – да еще с концертом пернатых! Чудо!


Андрей Данилов,
старший научный сотрудник ГМТ



Возврат к списку