Кто ходит по саду?

13.03.2017 Музей-усадьба Л.Н. Толстого в Хамовниках

Новости Толстовского сада


воробушки 1.jpg

Кто ходит по саду?


По Толстовскому саду ходят многие – садовник, например, наш: у него уверенный шаг и следы уверенные; дворник с метлой или с лопаткой – он помоложе, оттого и походка у него быстрая, по следам видно. И конечно, бесчисленные экскурсанты и гости музея в саду: следы их, как броуновское движение – одни наслаиваются на другие, не поймешь, кто, зачем и куда идет, то ли поглазеть на спящие деревья, то ли понаблюдать за жизнью полуспящей зимне-весенней природы на крохотном ее участке, зажатом со всех сторон каменными громадами современных домов.



Но мы не о следах человека, мы о птичьих и звериных следах поговорим сейчас, ведь именно они, а не человек – самые настоящие хозяева территории. Полезно напомнить библейское: Бог сотворил птиц и зверей раньше Человека – на пятый день, а Адама – только на шестой.

В Хамовниках кто только ни живет: птицы, грызуны и самые настоящие хищники. А что – вы забыли про плотоядных местных? Коты – самые близкие нам представители семейства кошачьих – очень важные персоны здесь. Это теперь они китекеты употребляют, а в природе? Птички и мышки – вот их ежедневный рацион. С голодухи и жука схватят, а так – птички, птички, птенцы…

Правда, наши котики упитанные, птицы им ни к чему: вспоминаю, как однажды пугали коты слётка вороны. Пугать-то пугали, а вот нападать на него по-серьёзному не смогли: воронья стая зорко следила за малышом. Так и вырос он у нас в саду и стал на крыло.

Ну это так, к слову. Нас птичьи следы интересуют. Рассказать и расшифровывать птичью летопись зимой – это целая наука. В истории её были свои корифеи. Они оставили нам бесценные наблюдения за четвероногими и пернатыми обитателями городов и весей.


следы синицы большака1.jpg
Следы синицы-большака


Давайте вчитаемся в одну интересную книжку. Жил такой страстный натуралист Александр Николаевич Формозов. Он не только наблюдал птиц и животных, но и делал зарисовки с натуры, в тетрадках фиксировал такую интересную звериную графику да так, что современные художники до сих пор у Формозова учатся.

Ну а мы, благодаря его записям и наброскам, пройдем по следам в Толстовском саду и посмотрим, кто обедал, кто отдыхал или прихорашивался под нашими деревьями.

Итак, о птицах поначалу. Формозов писал, что многих птиц можно узнать легко не по следам, а по перышкам. Вот серое – воронье, вот черное, с отливом – это грач оставил, а эти, серо-коричневые – дроздиные, или можно иногда увидеть почти сиреневое перо – от свиристелей привет!

Изучать следы птиц, говорят биологи, проще, чем следы зверей, но и сложностей хватает. Во-первых, вы практически никогда не сможете проследить весь день птицы: куда она полетела, что делала километров за шесть от вас, где поела, где подралась? Это все естественные трудности для ученых. По словам Александра Николаевича Формозова, следы птиц подобны отдельно вырванной из текста фразе или небольшому отрывку, потому что не знаешь, что предшествовало тому факту, когда вы обнаружили птичий след.

Другая сложность в том, что мир птиц даже не тропических, а наших, родных, более разнообразен, чем мир зверей. К тому же многие близкие, почти родственные виды пернатых мало чем отличаются по повадкам и по следам. Не удивляйтесь: есть целые семейства, не то что отдельные виды, которые практически не оставляют после себя следов. Ну скажите, какие следы можно увидеть на воде, на очень твердой почве или на каменистой круче, разве что помет или перышко.
Но нас интересует зима – самое начало весны и птицы Москвы. Они в это время оставляют следов великое множество. Посмотрим на след голубя, обычного сизаря: он очень напоминает след куриных птиц, той же куропатки или обычной курицы. Но есть отличие, есть! Задний палец у голубей длиннее, чем у куриных, а шаги короче!


голубьи его следы1.jpg
Голубь и его следы


Теперь о походке. Птицы ходят либо шагом, либо скачками, а шаги могут быть и короткими и длинными, быстрыми и почти бЕгом. Птицы ходят, ну, не как на модном подиуме, но очень легко и даже завораживающе. Двигаясь шагом, пернатые поочередно переставляет то одну, то другую ногу. Такой особенностью – зоологи не дадут мне слукавить! – отличаются все птахи, которые гнездятся или кормятся на земле. Из наших московских жителей – это кулики, чайки, голуби. Таковы же и знакомые всем пернатые из семейства воробьиных: жаворонки, трясогузки, скворцы. Точно так передвигаются и некоторые врановые – грачи, вороны или галки. Впрочем, эти птицы легко могут перейти и на другой аллюр – на скачки, например.

Ученые подсчитали, что щебетаньем своим наполняют наши леса, города и веси 150 видов птиц, но не все они живут у нас в холодное время года. Зимовать остаются лишь привычные к суровости средне-русского климата пернатые. И осенью сюда, на широту Москвы, прилетают еще и семь северных видов птиц, для которых наша зима – сущий юг!

Как ни странно, птицы малочувствительны к холоду, их перьевая шубка превосходно защищает тельце пернатого, а температура его крови высокая. Но вот парадокс: трясогузки, ласточки, мухоловки улетают от нас осенью, а вот куда более слабые – корольки, синицы-московки – остаются зимовать? К югу трясогузок и ласточек прогоняет голод. Ну, нет у нас зимой насекомых или почти нет, они в оцепенении. Ласточка, хоть и быстрая, но она ловит летающих насекомых, а какой у них полет зимой? Никакого! Вот они и летят южнее – в Грецию, в Тунис. А их место занимают бойкие корольки и синицы, заглядывающие в каждую щель, осматривающие каждую веточку. Они и зимней стужей могут обнаружить и спящих взрослых насекомых, и их куколки или яички.

Вглядитесь в следы коротких прыжков хохлатой синички на снегу под деревом. Она частый гость Толстовского сада зимой. Как и у других птиц, лазающих по ветвям, три передних пальца у синий тесно сжаты, расположены под очень острым углом.

следы синицы на снегу1.jpg
Следы синицы

 
Интересны и следы прыжков снегиря, собиравшего семена и ягоды у нас в саду (мы подкармливаем их, а еще у них столовая вторая – на территории соседней больницы). Вот отпечатки хвоста птички, ноги провалились снег и следы взмахов крыльев. Ими снегирь помогал себе при каждом прыжке по снегу.

А домового воробья зоологи называют прыгающей «полуназемной» птичкой. Прыжки легкие, длинные. И прыгают так воробьи и в Москве, и в Подмосковье, и в Польше, и в Израиле – словом, походку не меняют.

Иногда – помните, говорил, что можно найти птичьи следы совсем даже не от ног или крыльев, а от того, чем они заняты. Временами бывает небольшая кузница у дятла в Хамовническом саду. Он вовсю трудится – так, что только щепки летят, но и находит, находит свою добычу! Дятлы у нас залетные – они живут в лесопарке, на Воробьевых горах. Но время от времени посещают и наш сад. А вот сов у нас не бывает, хотя неясыти и летают на Воробьевых горах.


след белки1.jpg
След белки


Однажды в наш сад забежала белка – и это был артефакт! Для белок – сойки ближайшие помощники. Они осенью закапывают желуди, разносят их по всему лесу. Белки ищут их и охотно используют в пищу. Но у нас желуди есть, а вот соек не наблюдалось давно. Но белка прибежала все с тех же Воробьевых гор. Как она сюда попала – одному Богу ведомо, потому что не только машин масса и Москва-река – естественная преграда, но важнее не машины и мотоциклы, а кошки и собаки. Они бельчатинкой закусить могут враз!

Беличий след очень характерен – вот он. Вы можете его встретить в любом лесопарке Москвы, как и самих белок. Некоторые совершенно перестали бояться людей, а зря!


мышь1.jpg
Следы мыши

И под конец – о мышах. Скажу правду, мышей у нас немного – коты всех выловили или отпугнули, ну, нет в Толстовском саду мышей! А может, они стали сверхосторожными, во всяком случае, их следов особо не наблюдается. Но для порядка покажем, какие они. Вот они – мышиные кружева, а вот полевка для сравнения. В зимнюю пору они могут пробивать себе в снежном покрове целые галереи подземных ходов, поди угонись за ними хищник! Только горностай или ласка способны поймать грызуна. Но ни горностаев, ни ласок, ни лис и даже собак у нас не наблюдается и в перспективе они не запланированы. Москва же свою летопись звериных и птичьих следов ведет давным-давно, как и сад Толстовский. Приходите – убедитесь в этом сами. И детишек приводите – им самое время узнать, как живут наши меньшие братья зимой…



Андрей Данилов,
старший научный сотрудник ГМТ

Возврат к списку