Обычная версия сайта
Размер шрифта A A A
Цветовая схема

Татьяна Прокофьева: «Каждый человек может определить, мертвая территория или живая…»

26.07.2018 Музей-усадьба Л.Н. Толстого в Хамовниках (ГМТ)

Новости Толстовского сада

1.jpg


Татьяна Прокофьева: «Каждый человек может определить, мертвая территория или живая…»


Почвоведение – наука деликатная и чрезвычайно нужная. От данных ученых-почвоведов, если сказать коротко, зависит наша жизнь. Они как врачи: не просто изучают, а лечат почву или, как большинство из нас говорит, землю… Сегодня они изучают и пытаются лечить наш мемориальный сад – сад семейной усадьбы Толстых в Хамовниках.

Ну а мы на днях побеседовали с научным руководителем студенческо-аспирантского коллектива из МГУ, доцентом факультета почвоведения Татьяной Вадимовной Прокофьевой. 


- Добрый день, Татьяна Вадимовна! Как можно кратко охарактеризовать территорию мемориальной усадьбы Льва Толстого с точки зрения почвоведов?

- Добрый день! Он сегодня действительно добрый, летний, тёплый. Сад музея Толстого – уникальная территория, хоть и небольшая. Ну, во-первых, потому сад находится в центре Москвы, и, несмотря на это, мы можем здесь наблюдать не только «городскую» почву и культурный слой, но и некоторые остатки, а местами даже целые профили природной почвы, которая была когда-то, когда эта территория еще не осваивались городом и теперь погребена на небольшой глубине.

Собственно, это обстоятельство и определяет значимость таких участков, как хамовнический сад, для ученых. На таких территориях сочетаются и счастливо сохранившиеся фрагменты природной среды, и старые культурные слои. В наибольшей степени здесь сохраняется биоразнообразие, которое помогает существовать городской экосистеме в её в общем сложных и даже тяжелых условиях.

- Поближе к мемориальному саду. Чем интересны для ученых такие территории среди гигантского мегаполиса?

- Москва – уникальный город и мегаполис тоже уникальный. Градостроители привыкли рассматривать фрагменты природной среды с точки зрения удобства человека. Мы пытаемся «подсмотреть» у природы пути и способы, как сохранить и поддерживать в более-менее оптимальном состоянии городскую экосистему. Собственно говоря, нам такие участки важны, чтобы специалист мог наблюдать, что выживает на них и как выживает? Какое значение имеет почва и действительно нужно ли и можно ли её сохранять или просто заменить почвенный слой? Вот для этого ученые интересуются такими территориями.

- Вы уже второй, как говорят учёные, «полевой сезон» проводите исследования на территории мемориальной усадьбы «Хамовники». Можно ли уже говорить о каких-то предварительных результатах?


- За это время мы, во-первых, посмотрели на профили почв сада Толстого, сделали предварительные выводы о том, кто здесь в почвах обитает. Скажу вам, что наши студенты, аспиранты и научные сотрудники встретились в хамовническом саду Льва Николаевича с достаточно широким для города разнообразием почвенных животных.

Это мелкие организмы. Их в народе называют «букашками». Но червячки и букашки – это ценные индикаторы состояния природной среды, и по их популяции можно многое узнать и рассказать о состоянии почвенного покрова, и о благополучии растений.

Ну, и конечно, мы определили уровень загрязнения в почвах сада, увидели, какова интенсивность воздействия окружающей среды на этот участок территории Москвы, измерили некоторые показатели жизни растений, такие как освещенность и уровень кислотности почвенного раствора. А еще мы показали почву сада международной экскурсии, которая состоялась в рамках 9-го Международного конгресса по почвам городских и промышленных территорий как уникальный природный объект внутри уникального культурного объекта – музея, который находится в одном из интереснейших исторических районов нашего прекрасного города.


- Вы сказали, что тут обитает большое количество животных, но ведь это не только насекомые. Это и грызуны могут быть. Москвичи часто жалуются, что там или здесь их одолевают мыши, крысы даже. Но вот в Хамовниках нет ни мышей, ни крыс. Ни одной ни разу не видел.

- В Хамовниках хорошо убирают, сад аккуратный! Нет мусора, а мыши и крысы, как любой живой организм, должны хорошо питаться… Мыши и крысы – СИНАНТРОПНЫЕ животные, связанные с людьми так или иначе. Свою пищу они находят рядом с человеком. Еды тут не найдешь, потому их и нет. А с точки зрения почвенных животных небольших…. Они относятся к группе МЕЗОФАУНЫ. У них своё питание. И, судя по нашим сборам образцов мезофауны, с условиями их жизни в Хамовниках все достаточно хорошо. Хотя и для них есть тоже «отягчающие обстоятельства». Прежде всего, это состояние интенсивного ухода на территории мемориальной усадьбы. В саду убирается подстилка лесная. Это опавший лист под деревьями, ветки, упавшие с крон ваших исполинов. В лесу никто ничего не убирает, потому и накапливается необходимый материал для оптимальной жизни представителей мезофауны. В таких условиях можно логично было бы ждать, что мезофауна существенно сократится в сравнении, например, с почвами лесопарков. Но этого не происходит. По всей вероятности наличие удобрения компостами в саду помогает почвенным животным благополучно тут обитать.

- Можно ли на глаз определить, так сказать, «мертвая» территория вокруг тебя или «живая»?

- Каждый человек может сказать, мертвая территория или живая. Почему? В первую очередь, мы видим растения. Если есть растения – это уже хорошо. Потому что они первый, то есть базовый уровень любой экологической системы. Это можно прочесть в школьном учебнике. Никакие животные не сохранятся на конкретном участке, если они не найдут себе пищи. А зеленые растения как раз и служат многим животным пищей. Начальное питание для всей биосферы – это, конечно, зеленые растения. Так выглядит ситуация с живыми-мертвыми территориями с одной стороны. Можно рассматривать с другого ракурса: например, участок выглядит безжизненным, нет ни растений, ни животных. Логично нам, почвоведам, предположить, что здесь высокий уровень загрязнения почвы. Это серьезное препятствие для биологического развития территории. Вот как-то так можно ответить на ваш вопрос.


- Обратимся к студентам. Профессия «почвовед» крайне необходимая в мире. Но популярная ли? Где могут молодые специалисты приложить свои знания?

- К сожалению, теперь такой специальности в «Реестре профессий Российской Федерации» нет. У нас в стране существуют кафедры почвоведения в целом ряде вузов, работает факультет почвоведения в МГУ имени М.В. Ломоносова. И как научная дисциплина биологического профиля и отрасль знания почвоведение в стране существует. Мы защищаем диссертации, пишем научные работы, публикуем статьи и монографии по такой научной специальности, как почвоведение, а профессии «почвовед» нет! Но выпускники наши не обделены работой. Они трудятся во многих отраслях народного хозяйства. Они работают во всех областях, где нужны знания об окружающей среде. Наш выпускник как специалист обязан разбираться не только в почвах, но и во всех факторах почвообразования. Ведь природа, которая нас окружает, сама и является совокупностью факторов почвообразования, а почва в свою очередь – один из природных факторов.

Вообще области, где находят себе применение специалисты по почвам делятся на два стратегических направления: все, что связано с экологией, и все, что связано с сельским хозяйством. Вот тут без почвоведов не обойтись! Наши студенты быстро осваиваются на всех направлениях науки и производства, которые связаны с экологией, с сельским хозяйством. Почвоведы работают и в лесной отрасли…

И, конечно, они работают преподавателями в вузах, которые готовят почвоведов.
Несомненно! Но на нашем факультете, в МГУ, даётся ещё и серьёзная подготовка по химии и микробиологии, поэтому наши выпускники работают и на химических предприятиях, в химико-технологической отрасли и в микробиологии.

– А кому пришла такая светлая мысль в голову – исключить профессию «почвовед» из реестра российских профессий?

- В 1990-е годы у нас исчезло много профессий из официального оборота. Почему? Ну, во-первых, закрылись профильные организации (не совсем, конечно, исчезли, но их число сильно «подсократилось»). Проектных организаций, которые как раз занимались почвенным покровом, проводили государственную почвенную съемку и агрохимические исследования территорий, стало совсем мало. Это были крупные научно-производственные институты –так называемые «гипроземы». Вот тогда-то, вероятнее всего, и решили: раз нет учреждений «о земле», где соответствующие ставки специалистов были, где требовались выпускники кафедр почвоведения, то и профессии такой – почвовед – нет… Отчасти и поэтому теперь наш факультет ведет подготовку не только по специальности «почвоведение», но и по специальности «экология».

- Удивительный подход. Имена и светила почвенной науки в России были и есть, а профессии нет?! Вспомним имена Прянишникова, Докучаева. Один из академических институтов в Москве носит фамилию Докучаева.

- Совершенно верно – это самый крупный научный институт, занимающийся теоретическим и практическим почвоведением в нашей стране – Почвенный институт имени Докучаева. Он принадлежал раньше Академии сельскохозяйственных наук, а сейчас он в системе Академии наук РФ. Но на самом деле есть и другие известные научные учреждения, которые тоже носят имя Докучаева. Но находятся они не в Москве.


- Какие навыки студенты получают, работая в саду усадьбы Льва Толстого?

- Это навыки полевых работ. Как и в любой научной экспедиции. Работа в саду – и есть маленькая экспедиция, практика для молодых специалистов, будущих почвоведов и экологов. Может, мы не живем в палатках и не варим кашу на костре. Тем не менее, студенты учатся закладывать почвенные разрезы, «прикопки» и скважины, брать образцы почв для разных видов анализов, упаковывать их, как положено. Чтобы потом довезти их в целости и сохранности до лаборатории. Они также осваивают приемы работы с полевым оборудованием прямо «в поле», получают первую научную информацию. А полевое описание и определение почв является одним из базовых навыков в работе почвоведа.
Вскоре в Бразилии, в окрестностях Рио-де-Жанейро, пройдет третье Международное соревнование по описанию почв среди студентов и аспирантов – International Soil Judging Contest. И наши студенты в нем участвуют.

Ну а здесь, в саду, учащиеся с нашего факультета производят ручной разбор проб для изучения мезофауны, о которой мы говорили, на примере этих сборов учатся определять почвенных животных. Это тоже и метод, и навык, довольно распространённый, необходимый для специалиста, который занимается изучением активности почвенных животных в их естественной среде обитания.
И, конечно, студенты собирают материал для своих исследовательских работ. Их сейчас должен вести по всем современным правилам любой учащийся вуза - и на уровне бакалавриата, и при подготовке магистерской диссертации. На факультете почвоведения МГУ студенты всегда принимали участие в реальных научных исследованиях. Я уже не говорю об аспирантах факультета. Им материал научный нужен, как воздух, вот здесь, в усадьбе Толстых, они его как раз и собирают.

- И ваша работа очень важна, скажу я вам. Мемориальный сад не даст мне слукавить!

- Ну, мы надеемся, что наши выводы и работы в области почвоведения и экологии помогут и саду Льва Толстого, и когда-нибудь понадобятся нашему городу в организации охраны природной среды.

- А какие рекомендации вы уже можете дать мемориальному саду и нам, сотрудникам ГМТ? Как вести себя в саду, чтобы он еще долгие годы радовал нас?

- Поменьше пускайте на территорию сада почвоведов (смеется!) Конечно, мы должны беречь почвенный покров, чтобы не получилось так, что в процессе исследования мы уничтожили сам объект исследования.

Это на самом деле очень важно – сохранить те остатки природных почвенных горизонтов, которые здесь ещё есть. Они сохранившиеся фрагменты естественной природной среды. И важно также сохранить исторически сформировавшиеся антропогенные почвенные горизонты, не нарушая их. Именно потому, что в них уже сложился мир почвенных животных и микроорганизмов, которые так или иначе приспособились к городской среде и способны своей жизнедеятельностью поддерживать экологическое равновесие в целом и, в частности, благоприятные почвенные свойства для существования растений. Да и сами семена и зачатки растений тоже накапливаются и хранятся в почве. Например, почва сада Льва Толстого хранит в себе множество корневищ и луковиц первоцветов, которые радуют посетителей каждую весну.

- Навскидку: в Москве почва в «удовлетворительном» состоянии или все-таки загрязнения значительные?

- В Москве…. Ну, смотря по сравнению с чем. Конечно, в Москве почвы загрязненные. Такое явление для крупного мегаполиса совершенно неизбежно. Есть загрязнение и в таких чудесных местах Москвы, как мемориальный сад усадьбы Толстых в Хамовниках. Но радует, и это надо отметить, что в целом район Хамовники в Центральном административном округе Москвы имеет относительно низкий уровень загрязнения. Но, с другой стороны, на территории Москвы никогда не было горнодобывающих предприятий, и поэтому загрязнение в столице не такое суровое, как например, в некоторых городах Западной Европы.

- Европа далековато, а, думаю, с нашими центрами угледобычи сравнить нельзя…

- Сложно сравнивать с конкретными городами в связи с разницей в масштабах, но угольной промышленности у нас нет, это факт! А угольные предприятия, отходы угольной отрасли – это одно из наиболее жестоких видов загрязнения окружающей среды.

- И последний вопрос. Все, или очень и очень многие, имеют свои загородные участки. И с почвой (как мы говорим, «с землей») мы там очень тесно контактируем: сажаем что-то, удобряем её. На что, по-вашему, прежде всего, следует обращать внимание и какие факторы наиболее важны в отношениях «человек – почва»?

- Человек всегда должен думать о своей безопасности. И санитарной, и микробиологической. Почва недаром считается колоссальным источником биоразнообразия. Микроорганизмов вокруг, и патологических, в том числе – мириады! Если мы говорим про городскую почву – рядом с домом, рядом с нами живут наши меньшие братья – любимые животные. Они способствуют накоплению в почве яиц гельминтов. И наш мусор, отходы жизнедеятельности людей тоже способствуют накоплению не сколько полезной, сколько патогенной микрофлоры. Общаясь с почвой, руки надо чаще мыть! С мылом! Это самый первый и самый главный совет от почвоведов. Конечно, в далеком сибирском лесу, это не так актуально – там воздух чище и почва имеет другой микробиоценоз. Но мы не в девственной тайге, а в крупном городе, в давно освоенных человеком пригородах Москвы, и тут ситуация иная. Так что если вы работаете на участке или в том же мемориальном саду, не забывайте мыть руки! Самое сложное – всегда есть самое простое. Не нужно искать сложностей, надо просто выполнять старые добрые правила.


Беседовал старший научный сотрудник ГМТ Андрей Данилов.

Фото автора.

Возврат к списку